КАК БЫТЬ
«Сейчас ты не попадешь в волну – в следующую попадешь»
Креативный директор SETTERS Витя Вит — о жизни в Краснодаре, переезде в Питер и пиджаке с тюльпанами для мэра.
Сегодня агентство SETTERS практически никому представлять не надо. А если и надо, то стоит упомянуть «Пышечную», как собеседник понимающе кивает головой: «А, это те самые ребята?» Да, те самые. Из Краснодара за агентством наблюдают c особым рвением. Потому что со-основатели Женя Давыдов и Саша Жаркова — наши, краснодарские. А ещё через год после основания к ним присоединился Витя Вит, который впоследствии стал креативным директором SETTERS. Он тоже наш, краснодарский. И так получилось, что за пару лет они вырастили одно из лучших коммуникационных агентств в стране. Медийная региональная тусовка тихо завидует и ночами в барах перекидывается: «Да просто повезло!»

Нам удалось напроситься к Вите на интервью и узнать, действительно ли просто повезло и почему должность креативного директора далека от того, что показывают в кино.
Витя Вит
О Краснодаре, кинотеатре «Аврора» и «Гарлем шейке»

Я прожил в Краснодаре 26… или 25 лет. На 25 лет меня хватило, короче. Несколько лет работал менеджером по рекламе в кинотеатре «Аврора». Конечно, это время было очень запоминающимся, и я до сих пор переживаю за ситуацию, которая сложилась вокруг кинотеатра сейчас.

Еще во времена моей работы в «Авроре» было достаточно людей, которые предлагали её снести и поставить там торговый центр или что-то типа Эйфелевой башни, слава богу, этого до сих пор не произошло.

В кинотеатре я, в основном, занимался привлечением людей, то есть зрителей, на сеансы вообще и какие-то конкретные события. Местами получалось неплохо. Это был 2010 год и надо отдать должное директору (Георгий Михайлович Мурадов), который собрал команду из десятка молодых людей с горящими глазами, включая меня. Мы делали то, что сейчас называется «уникальным контентом», еще до того, как это стало мейнстримом. Тогда никто этим целенаправленно не занимался, но наш уважаемый начальник смотрел западный YouTube, следил за трендами в Facebook и говорил, что нужно делать, как там.

Была, например, история с видеомемом Harlem Shake, который мы повторили в «Авроре» — одни из первых вообще и первые, кто сделал это в кинотеатре. Сделано это было довольно оперативно. Иногда мы снимали свои видосы на тему выходящих фильмов, праздников и т. д. Брали камеру, придумывали сюжетик, снимали, монтировали и показывали это на большом экране перед фильмами. Это все было банально и, может быть, даже глупо, но никто тогда не делал ничего подобного. И так как мы этим занимались упорно и часто, потихоньку люди запомнили, что в «Авроре» есть веселые ребята, которые постоянно делают что-то необычное, и на нас стали обращать внимание.

В какой-то момент я перестал работать на кинотеатр и стал работать на кинодистрибуционную компанию. Я занимался продвижением не очень хороших фильмов, как правило, китайского или испанского происхождения, практически без без каких-либо бюджетов. Это тоже был очень интересный период, за время работы с кино познакомился с многими интересными людьми — Дмитрием Пучковым, Александром Невским и даже с самим Никитой Джигурдой! До сих пор помню наше общение. Он произвел на меня сильное впечатление — когда он говорил не на камеру, Джигурда был совсем другим, очень спокойным и глубокомысленным, «теплым» человеком.
Вообще, креативный директор, который придумывает все идеи сам — это х…вый креативный директор
Всё ещё о Краснодаре, своём агентстве и пиджаке с тюльпанами

Потом я устал работать под строгим управлением начальства. Я ни в коем случае не критикую своих руководителей за это — Георгий Михайлович для меня, как отец. Просто такое бывает, приходит момент, когда детям пора уходить из дома. Мне стало понятно, что я могу что-то делать сам, а точнее — вместе со своим однокурсником, коллегой, другом и партнером Вовой Погореловым. Мы открыли агентство… Ну как открыли? Сделали себе сайт на Word Press, купили шаблон за 30 или 50 долларов, наполнили его — и вперед. Я помню, бюджет на открытие у нас был в районе 15 тысяч рублей. Львиную долю этих денег мне дала моя бабушка Оля, сказала: «Я там что-то услышала, что ты, внучок, уволился с работы и решил заняться бизнесом. Вот я тебе 10 тысяч перевела, удачи!» Так и было, я не шучу.

Этих денег хватило не только на шаблон для сайта, но и на то, чтобы открыть юрлицо, счет в банке и на месяц запастись «Дошираками». Агентство назвали «READIN» (в честь нашей университетской группы — «08-Э-РЕ1»). Мы с Вовой были одногруппники и, по сути, воплотили свою студенческую мечту – открыть собственное рекламное агентство из двух долбо…бов.

С самого начала мы «выехали» на том, что умели красиво делать сайты на Word Press. Мы думали, что сможем продавать их буквально всем. Только сайты сразу никто особо не брал, поэтому первое время мы за копейки лепили афиши для «Сити Центра». Потихоньку, через нетворкинг, через общение с людьми и какое-то подобие ситуативного маркетинга в нашей группе ВКонтакте, мы стали получать заказы на логотипы. Так мы стали агентством, которое наполовину занимается разработкой сайтов, причем довольно сложных, наполовину – брендингом и айдентикой. Пару раз мы даже делали мобильные приложения.

Первые полгода мы еле-еле прожили и в итоге переименовались. Отметили новый год и назвали себя креативное агентство «Заряд». Сделали себе уже серьезный, красивый сайт. Как-то нашкребли себе портфолио, какие-то работы для него мы себе придумали. Это нормально, многие новички спрашивают: «Как мне первые проекты сделать?» Никак. Можешь просто нарисовать сам то, что тебе интересно. Можешь взять любой существующий бренд, например, McDonalds. Сделать ребрендинг, вывалить его в Интернет и сказать: «Смотрите, как прикольно я придумал». Ты же можешь любой брендинг придумать, можешь сделать кому угодно сайт и даже рекламный ролик снять — и таким образом заявить о себе. Это самый верный и единственный способ как-то начать крутиться.
креатив агентства «Заряд»
Ещё мы были довольно дерзкими ребятами в плане соцсетей. Старались злободневно шутить во «ВКонтакте». Одна из таких шуток была посвящена программе «Краснодару – столичный облик», тогда во всем городе появились эти цветастые заборы как первый и самый видимый результат этой программы. Мы сделали серию фотографий, где взяли краснодарские пробки, недострой, места с рекламой, в общем, все главные проблемные темы, и все эти проблемы замостили тюльпанами. На фотографии с Евлановым, где он с кем-то гуляет возле ЗСК, мы ему нарядили тюльпанами пиджак. Шутку оценили многие, она хорошо разлетелась и в итоге очень забавным путем привела нас к самому крупному на тот момент заказу.

Как полагается настоящим стартаперам, мы с Вовой прошли путь от работы за столом на кухне у него дома до собственного стола в коворкинге «Типография». Там познакомились с Оксаной Ешуковой, у которой была своя небольшая студия интерьерного дизайна. Не помню как, но мы к ней подсели в офис, а позже объединились с ней и Светой Черниковой во что-то вроде серьезного партнерского агентства. Все вместе мы создавали образ чего-то большого, интересного и красивого. Это было весело и классно, но вскоре мы разошлись, и агентство «Заряд» в итоге тоже закрылось.
Первое время я вообще не понимал, куда попал. Я, Давыдов, 10 розовых девочек, инстраграм-блогинь.
О Петербурге, SETTERS и должности креативного директора

Я уехал в Питер в июне 2016-го. Агентство формально закрылось в мае, но по инерции как-то просуществовало еще полгода. Мы, конечно, все закрыли, а люди все равно делали заявки, звонили. Мы работали на фрилансе, но в конце концов я поставил на этой истории крест, закрыл юрлицо и сказал: «Не, нафиг, больше не хочу». Это было забавно: агентства уже нет, а люди все равно звонили. До сих пор звонят, между прочим! Раз пять в месяц — стабильно.

Не могу сказать, почему на самом деле я уехал в Питер. Тогда это было в принципе модно. Мне нравился город со стороны, нравились люди. Был такой момент сразу после переезда, когда Женя Давыдов, основатель SETTERS, пригласил меня к себе. Мы пообщались и... не стали работать вместе. То есть с первого раза я в SETTERS не попал. А попал в него месяца через два, со второго захода. Тогда ребята обратились ко мне уже с конкретикой и сказали: «Витя, нам нужен о…енный копирайтер». Я подумал — ну, это точно про меня. И пошел.

Копирайтерский скилл у меня был всегда. Особенно в короткой форме: все, что касается названий, неймингов, слоганов. Это всегда у меня получалось. Для больших форм я слишком ленив, но тоже могу, если очень надо. А ребята тогда как раз начали выходить на более-менее серьезный уровень, у них начали появляться первые крупные клиенты, агентство переходило от локальных ресторанов и магазинов, которые торгуют сумками, к сетевым и федеральным заказчикам. Приглашали, например, в тендер с одним известным банком, где надо было работать с Познером – покупать у него рекламу в Твиттере. Пришел первый крупный ресторанный холдинг «FRG» (Food Retail Group). Это был один из самых крупных ресторанных холдингов в Питере на тот момент, очень серьезный. Ребятам потребовались специалисты более высокого уровня, чем те, которые у них были, а я как раз был под рукой.

Так я и очутился в SETTERS — просто пришел, начал работать и остался. Первое время я вообще не понимал, куда попал. Я, Давыдов, 10 розовых девочек, инстраграм-блогинь. Но постепенно там начали появляться и мальчики, и другие инакомыслящие люди, и девочки оказались не такими простыми, как можно было бы подумать. Все это постепенно росло. Где-то через полгода я вместе с коллегой Катей Хомяковой совершил в агентстве небольшую революцию и превратился в самоназванного креативного директора. Чем он должен заниматься – это была большая загадка. Вообще это очень сильно зависит от специфики агентства. Если интересно, как это сделано у нас — в SETTERS креатива как отдельного направления работы нет. В нашем агентстве не существует креаторов – отдельных персон, которые отвечают за креатив. У нас идеи, которые появляются в рамках работы над проектами, это плод работы всей проектной команды.

Вообще, креативный директор, который придумывает все идеи сам — это х…вый креативный директор. Это значит, что он либо не смог организовать команду, которая способна это делать, либо очень большого мнения о себе. И то и другое для нашего дела очень вредно.
Всё у всех будет хорошо. Так или иначе тенденции трансформируются, то, что сейчас делается, через год-два будет выглядеть по-другому.
О насмотренности, регионах и комплексах


SETTERS — с самого начала проект на стыке Питера и Краснодара. С одной стороны, Женя с Сашей - краснодарские ребята, с другой – Алина с Игорем, коренные петербуржцы. Надо, кстати, понимать, основатели SETTERS - это не трио, а на самом деле четверо человек. Это в самом хорошем смысле «семейное агентство», Алина и Игорь — тоже пара, просто Игорь всегда был немного в тени. В последнее время уже более-менее всем стало ясно, что он тоже персона и личность, большой человек, который многое сделал для агентства с момента его рождения. Просто он долгое время занимался своими делами, но не так давно их отбросил и стал на 100% членом команды SETTERS.

Мое личное мнение насчет переезда из региона не может быть объективным — я уехал в Питер, и мне нормально. Каждый сам должен отвечать на этот вопрос. Очевидно, конечно, что в Питере больше возможностей для самореализации (особенно если это что-то творческое), чем в Краснодаре. В Москве – еще больше, чем в Питере. Это очевидно.

Очевидно, что деньги там зарабатываются проще, просто потому что больше платежеспособных людей и проще им что-то продать за серьезную цену. Очевидно, что вместе с этим там больше конкуренции, но я бы никогда не стал бояться конкуренции. Конкуренция творческая вообще никогда не вредит. Рынок огромный, и он каждый день растет, конкуренции бояться не надо, надо просто делать хорошо. И в регионах все с этим не так уж плохо. Есть, например, агентство «TutkovBudkov» в Волгограде, которое выигрывало «Канны» несколько раз. По праву считается одним из лучших рекламных агентств страны. «Рупорт» наш краснодарский тоже много раз награждался – когда-то моя икона. Пока я был студентом, я мечтал работать там. Есть «Восход» в Екатеринбурге, «Студия Олега Чулакова» в Ростове и т д.

Каждый день в интернете мы видим очень много чего-то хорошего, что сделали другие люди, из-за этого у начинающих ребят (даже у меня иногда такое всплывает) появляется ощущение «а на хер я вообще здесь нужен?» Все прекрасное уже сделали до меня. А то, что еще не сделали, кто-то делает прямо сейчас. Это очень неправильное ощущение, я его «называю синдромом насмотренности». Насмотренность, с одной стороны, полезна, потому что ты знаешь тренды, видел приемы, помнишь много примеров чего-то хорошего. Это хорошая сторона медали. Обратная сторона – это вонючий комплекс неполноценности, который может проявиться на любом уровне.

Когда ты растешь как мастер, растет уровень твоих клиентов, ты не избавляешься от проблем и комплексов, никогда, на самом деле, полностью ты от этого не избавишься. Уровень меняется, и ты на этом уровне с точно такими же проблемами столкнешься, просто ты себя начинаешь уже с другими людьми и проектами сравнивать, это процесс бесконечный. Это дурацкое чувство нужно гнать. Я недавно был на фестивале «G8», там выступал Дмитрий Карпов, которого я очень уважаю, и люблю все, что он говорит. Он пропагандирует отказ от контента, насмотренности, отказ от телефона. И это п…ц как полезно. Идеи постоянно повторяются, знаешь ты их, не знаешь – это не так уж важно. Сейчас полезнее хотя бы иногда отказываться от всех этих вещей, просто чтобы не чувствовать себя бесполезной пылинкой в океане чужих достижений. Полезнее смотреть вглубь себя и искать идеи внутри, а не у тех, кто что-то уже сделал.

Все у всех будет хорошо. Так или иначе тенденции трансформируются, то, что сейчас делается, через год-два будет выглядеть по-другому. Поэтому не нужно бояться что-то делать. Не нужно бояться упустить момент. Если сейчас ты не попадешь в волну – в следующую точно попадешь.
Текст: Эльвина Абибуллаева
Фото: Алина Десятниченко
Л
окация: КЦ «Типография»
Made on
Tilda